Новости > Система организаций коллективного управления правами (ОКУП) – поощрение творчества или «паразитирование на ренте»?

  Система    организаций коллективного управления правами (ОКУП) – поощрение творчества или «паразитирование на ренте»?                                                                                                                                                  

 Согласно общепринятым нормам международного и российского права, любые лица, использующие объекты интеллектуальной собственности (в т. ч. объекты авторского и смежных прав – музыкальные, аудиовизуальные произведения и т.д.), вправе осуществлять такое использование только с согласия  автора или правообладателя, кроме случаев использования произведения  в пределах законодательно установленных исключений (например, цитирование, распространение (продажа) экземпляров произведения, правомерно выпущенных в гражданский оборот с согласия правообладателя, и т.д.). Подтверждением согласия обладателя исключительного права на использование произведения, является лицензионный договор, заключаемый между правообладателем и пользователем (лицом, использующим произведение).                                                                                                                                Управление имущественными правами на объекты интеллектуальной собственности                                                                             В  целом, и в международном и в российском законодательстве, приоритет по управлению исключительными правами на произведение имеет сам правообладатель. Управление данными правами иными лицами или организациями возможно лишь в случаях получения полномочий (договор) непосредственно от правообладателя, за исключением небольшого количества ограничений в силу закона.  Однако, до последнего времени, на практике, наиболее заманчивая для управления составляющая имущественных прав правообладателей – право на получение вознаграждения, реализуется  через национальную и общемировую систему    организаций коллективного управления правами (ОКУП).                                                                                                                                                   Появление и деятельность организаций коллективного управления правами (ОКУП) в национальном и общемировом масштабе,  связаны с презумпцией, что правообладатель не в состоянии осуществлять непрерывный  контроль  за использованием своего произведения.  По этой причине, на основании национального законодательства и/или индивидуального соглашения, правообладатель делегирует полномочия на управление своими имущественными правами организации коллективного управления. В интересах правообладателя ОКУП выдает лицензии на использование произведений, как в некоммерческих, так и в коммерческих целях. ОКУП собирает с пользователей  и распределяет средства между правообладателями-членами и зарубежными правообладателями через международную систему организаций по авторским правам, либо собирает вознаграждение в пользу обладателей смежных прав.                                                                                                           Одним из вариантов коллективного  управления правами, принятый в некоторых европейских государствах,  где все правообладатели исторически хорошо  организованы, и прямые договоры подписаны почти со всеми правообладателями, предусмотрен особый вариант, названный «расширенные коллективные лицензии».  То есть,  каждая организация по коллективному управлению, управляет  определенными видами прав на основании договоров с правообладателями, но если она в той или иной сфере начинает занимать превалирующее положение и представлять большую часть правообладателей в этой сфере, то она, в силу закона, может получить право представлять не только своих авторов и правообладателей, но и всех других, которые действуют в этой области. Этот механизм по своему смыслу близок к институту государственной аккредитации ОКУП, введенному в России в 2008 году. ( Для сравнения, число членов ОКУП: Великобритания: PRS for Music  (авторские права) – 100 000  членов, PPL (смежные права) – 60 000 членов - физических лиц и 10 000 музыкальных издательств; Германия: GEMA – 64 000 членов; Швеция: STIM – 71 000 членов; Испания: SGAE – 100 000 членов; США: ASCAP – 470 000 членов, BMI – 600 000 членов; Россия: РАО -26 000 членов, ВОИС – 3 400 членов).                   Когда задача управления правами на коллективной основе приобрела трансграничный характер, национальные ОКУП стали заключать договоры о взаимном представительстве. В 1926 году 18 национальных авторских обществ создали в Париже Международную Конфедерацию Обществ Авторов и Композиторов (CISAC). По состоянию на 1 июня 2006 года членами CISAC являются 227 организаций из 120 стран, в том числе российская организация - РАО. Входящие в CISAC общества представляют свыше 3 млн. авторов, а общая сумма их сборов составила в 2011 году более 7,5 млрд. евро. Система коллективного управления смежными правами стала складываться значительно позднее, уже на основе международных конвенций в области защиты прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций. Одной из международных организаций, объединяющей на принципах взаимного представительства общества по коллективному управлению правами исполнителей, является основанный в 1986 году в Вене Совет обществ по коллективному управлению правами исполнителей (SCAPR). К 2013 году число организаций - членов SCAPR достигло 50  (45 государств),  в это число входит и Российское общество по управлению правами исполнителей, ВОИС, хотя это количество участников  далеко не предел, так как в Римской конвенции участвуют (по состоянию на 1 января 2007 г.) 86 государств. Существуют и иные международные неправительственные организации в этой сфере: FILAIE, GIART, IFPI и другие.  IFPI объединяет в общемировых рамках представителей звукозаписывающей индустрии (владельцев фонограмм).  В состав  IFPI входят около 1300 звукозаписывающих компаний из 66 стран и  отраслевых ассоциаций правообладателей из 55 стран.                                                                                                                                                                               Следует еще раз подчеркнуть, что организации по управлению правами на коллективной основе сами не осуществляют использование произведений и объектов авторских и смежных прав, в отношении которых им предоставлены полномочия по управлению правами, а обеспечивают только заключение лицензионных договоров с пользователями, сбор, распределение и выплату вознаграждения правообладателям.                                                                                                                           В России к настоящему времени сложилась  достаточно своеобразная правовая модель, точных аналогов которой, в мире не существует.  В России, согласно законодательству, может существовать неограниченное количество управляющих организаций, каждая из которых может представлять своих правообладателей. В то же время, существует ограниченное количество аккредитованных организаций, то есть организаций, которые в силу прохождения определенной процедуры, получили право представлять неограниченный круг правообладателей. И, соответственно, права на представление и управление этими правами могут приобретаться как в силу закона, так и в силу договора. И, кроме того, как отмечено  в ГК РФ: «Создание таких организаций  (организаций по управлению правами на коллективной основе) не препятствует осуществлению представительства обладателей авторских и смежных прав другими юридическими лицами и гражданами» (то есть непосредственно правообладателями и их представителями).                                                                                                                                                        Организации коллективного управления правами (ОКУП) в России                                                                   Согласно законодательству Российской Федерации, авторы, исполнители, изготовители фонограмм и иные обладатели авторских и смежных прав в случаях, когда осуществление их прав в индивидуальном порядке затруднено или, когда законом допускается использование объектов авторских и смежных прав без согласия обладателей соответствующих прав, но с выплатой им вознаграждения  (в частности, публичное исполнение фонограммы, опубликованной в коммерческих целях),  могут создавать основанные на членстве некоммерческие организации, на которые в соответствии с полномочиями, предоставленными им правообладателями, возлагается управление соответствующими правами на коллективной основе (исключительно в рамках договоров, заключенных с конкретными правообладателями и договоров о взаимном представительстве с аналогичными зарубежными организациями. Однако, организация по управлению правами на коллективной основе, получившая государственную аккредитацию (аккредитованная организация), вправе, наряду с управлением правами тех правообладателей, с которыми она заключила договоры,  осуществлять управление правами и сбор вознаграждения для тех правообладателей, с которыми у нее такие договоры не заключены. Аккредитованная организация  также вправе от имени неопределенного круга правообладателей предъявлять требования в суде, необходимые для защиты прав, управление которыми осуществляет такая организация. Аккредитованная организация  действует без доверенности, подтверждая свое право на обращение в суд за защитой прав конкретного правообладателя (или неопределенного круга лиц) свидетельством о государственной аккредитации. В настоящее время, при публичном исполнении музыкальных произведений на территории Российской Федерации, пользователю, желающему использовать весь мировой музыкальный репертуар без ограничений, необходимо, в подавляющем большинстве случаев, заключить договоры (и производить отчисления) с двумя аккредитованными организациями -  Российским  Авторским Обществом ( осуществление прав авторов и композиторов) и Всероссийской Организацией Интеллектуальной Собственности (осуществление прав исполнителей и изготовителей фонограмм на получение вознаграждения). Ставки, по которым заключаются данные договоры, утверждаются данными организациями самостоятельно, ежегодно индексируются, и в абсолютных цифрах приблизительно одинаковы. По правовой форме,  данные организации являются некоммерческими общероссийскими общественными организациями, созданными авторами, исполнителями и другими правообладателями, к органам государственной власти отношения не имеют  Как следует из содержания статей Гражданского кодекса Российской Федерации, смысл аккредитованной организации  должен заключаться в содействии правообладателям и пользователям в осуществлении их прав и обязанностей. В отличие от "обычных" ОКУП, аккредитованная организация должна оказывать такое содействие наиболее квалифицированно, полно и доступно для заинтересованных лиц. Пользователь, желающий производить отчисления правообладателям, благодаря деятельности таких организаций может получить  возможность это сделать наиболее оптимальным для него образом. Государственная аккредитация, которая, по закону, должна означать государственный контроль за деятельностью ОКУП, обязана служить гарантией интересов как пользователя, который доверяет ей адресное перечисление денежных сумм  вознаграждения в пользу правообладателей, так и правообладателя, которому эти суммы должны быть переданы, в условиях отсутствия каких-либо правоотношений между организацией и адресатом выплат.  Как указывалось выше, численность членов данных организаций невелика (РАО -26 000, ВОИС – чуть более 3 000), поэтому говорить о законном представительстве всех творцов России и мира, вряд ли возможно. Совокупные сборы РАО И ВОИС в 2012 г. Составили более 4 миллиардов рублей (для сравнения:  Итальянское общество авторов и издателей (SIAE) - 561,4 млн. евро, Польское авторское общество ZAIKS - 98,4 млн. долл., Французское авторское общество SACEM - 820,5 млн. евро,  Германия GEMA – 820 млн. евро, США: ASCAP – 941 млн. долл., BMI – 698,7 млн. долл.). Расходы на собственное содержание у российских ОКУП, также эксклюзивны для мировой практики ( у зарубежных аналогичных ОКУП от 11%  до 15% от собранных средств, и они вынуждены оправдываться перед правообладателями и общественностью). Российское  Авторское Общество вправе (согласно собственному Уставу) тратить на собственное содержание до 35%, и Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности – в среднем 30- 45%, по некоторым позициям – до 50%. Уполномоченным органом по контролю за деятельностью российских ОКУП, является Министерство культуры РФ. Однако, судя по проектам законотворчества, автором которых является Минкульт (в частности, проект Постановления Правительства РФ «Об утверждении минимальных ставок вознаграждения, а также порядка сбора, распределения и выплаты вознаграждения за отдельные виды использования произведений и фонограмм, опубликованных в коммерческих целях»), и полному отсутствию контроля как за финансовой деятельностью, так и за предписанными законом обязанностями, которые могут привести к лишению аккредитации (публикация отчетов о деятельности), является надежным союзником российских ОКУП.

Контроль за оборотом объектов интеллектуальной собственности на межгосударственном       уровне                                                                                                                                                                                                На межгосударственном и межправительственном уровне, деятельность, связанную с вопросами интеллектуальной собственности курирует Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) — международная организация, занимающаяся администрированием ряда ключевых международных конвенций в области интеллектуальной собственности, в первую очередь Бернской Конвенции об охране литературных и художественных произведений и Парижской Конвенции об охране промышленной собственности (в общей сложности ВОИС выполняет административные функции 24 международных договоров (16 в области промышленной собственности, 7 в области авторского права, и конвенции, учреждающей ВОИС), и, также выполняет функции специализированного учреждения Организации Объединенных Наций по вопросам творчества и интеллектуальной собственности. В настоящее время членами ВОИС являются 186 государств.  Организационная практика, связанная с вопросами интеллектуальной собственности (в частности, с коммерциализацией интеллектуальной собственности), перенесена из ВОИС во Всемирную Торговую Организацию (ВТО), в рамках которой в 1994 г. было разработано «Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности» (ТРИПС).  Существует Соглашение между ВОИС и ВТО, которое предусматривает сотрудничество этих организаций в реализации основных положений и принципов ТРИПС.

  1.        Поскольку Россия является участницей международных организаций и всех  основных международных соглашений в области защиты интеллектуальной собственности, (в том числе Всемирной Конвенции об авторском праве в редакции 1971 года (Парижская редакция), Бернской Конвенции об охране литературных и художественных произведений 1886 года; в области смежных прав Россия участвует в Женевской Конвенции об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм 1971 г., Римской конвенции об охране исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций и т.д.), международное законодательство постепенно  интегрируется в правовую систему РФ. Однако, существуют некоторые издержки: в Протоколе о присоединении России к ВТО указано: «1218. Признавая сохраняющиеся озабоченности членов относительно управления правами без заключения соглашения с владельцем прав или его (ее) уполномоченным лицом, представитель Российской Федерации заявил, что Российская Федерация пересмотрит свою систему коллективного управления правами, чтобы отменить недоговорное управление правами в течение пяти лет после вступления в силу части четвертой Гражданского кодекса  Российской Федерации». Однако, несмотря на официальное обещание, российские органы государственной власти решили продлить бездоговорное управление правами. Решение о временном сохранении коллективного управления без заключения договоров с правообладателями, принятое Министерством экономического развития РФ при поддержке Министерства культуры РФ, было основано на двойственности трактовки соглашений  по присоединению к ВТО: Россия обязана выполнить данное обязательство в течение 5 лет после принятия 4-ой части ГК РФ (2008г.) либо после ратификации протокола о присоединении к ВТО (2012 г.).   Вопрос, о прекращении бездоговорного управления правами российскими ОКУП, ставится и в специальном докладе №301 IIPA начиная с 2009 года (INTERNATIONAL INTELLECTUAL PROPERTY ALLIANCE -отраслевая неправительственная организация, представляющая копирайт-индустрию США, один из основных лоббистов ужесточения законодательства об интеллектуальной собственности в мировом масштабе. В 2010 году Предприятия, входящие в Альянс  обеспечили 11,1%   ВВП США  на уровне 1,627 триллиона долларов).  В  целом, продолжающееся ужесточение российского законодательства, связанное с использованием объектов интеллектуальной собственности (введение «антипиратского» законодательства, грядущие поправки в 4 часть ГК), полностью соответствует общемировым тенденциям.                                                                          

Недостатки традиционных ОКУП и неспособность действовать в «цифровом» мире                                          Основной причиной появления и распространения во всем мире систем коллективного управления авторскими и смежными правами, изначально являлось предположение, что такие системы в наибольшей степени соответствуют целям нахождения оптимального компромисса между интересами правообладателей, пользователей и всех граждан современного общества, а также позволяет успешно решать задачи, стоящие перед современными государствами.  В  последние годы проблемы и издержки коллективного управления правами вызывают все более пристальное внимание во всем мире.  К очевидным недостаткам данного механизма  относится, в том числе, то, что,  по сути своей, агентские организации,  распоряжающиеся чужими имущественными правами за агентский процент, который они сами же и устанавливают, становятся полностью неподконтрольными самим правообладателям ни в финансовом, ни в организационном плане. Механизм непрозрачного распределения  собранных в пользу правообладателей средств заложен изначально в саму суть принципа коллективного управления правами – собранные денежные средства должны распределяться пропорционально фактическому использованию конкретных произведений между их правообладателями. На деле же происходит манипулирование данными отчетов об использовании объектов авторских и смежных прав,  предоставляемых пользователями, статистическими данными и рейтингами. Невозможно управлять тем, что не учитывается. Полную  документацию  о  всемирном  музыкальном  репертуаре  невозможно составить; имеющиеся данные  не только являются фрагментарными,  но также  и быстро устаревающими (система  World  Works List.,  которая  регулярно  обновляется Американским  авторским обществом ASCAP,  содержит данные по приблизительно 850 000 музыкальных произведений;  документация IPI (всемирный список композиторов, авторов, издателей), которую регулярно обновляет SUISA - швейцарское общество  по  авторским правам в рамках CISAC, содержит данные о  приблизительно 1  300  000 авторов и 250 000 издателей  всего  мира, либо  являющихся  членами 110  обществ авторских прав, либо не входящих в них).                                                                                                                                                    Пользователи возмущаются постоянным ростом имеющихся тарифов и введением новых (летом 2013 года в Берлине состоялись массовые молодежные акции протеста, недовольных закрытием ночных клубов, в связи с резким и необоснованным повышением тарифов германским обществом   GEMA).  В огромном большинстве стран монополия на представительство организаций коллективного  управления  требует государственной проверки  ее тарифов  для предотвращения    монополистических   злоупотреблений.  Однако, в России, подобные организации выведены из под действия антимонопольного законодательства.                                                               Непрозрачностью  начислений и расчетов недовольна и значительная часть правообладателей, состоящих в самих ОКУП. Кроме того, существует огромное количество независимых музыкантов и издательств, не регистрирующих свои произведения в базах ОКУП, в пользу которых также производится сбор вознаграждения с пользователей. Но, поскольку данные произведения относятся ОКУП  к категории «неизвестных», то деньги вообще не распределяются. По данным международной организации WIN ( http://winformusic.org), объединяющей независимых музыкантов и издательства (более20 отраслевых ассоциаций по всему миру, включая Европу и США), доля «независимых» и «неизвестных» в используемом репертуаре составляет не менее 25%. В данный момент, по-видимому, нарастает недовольство и издательств-мейджоров  ( Sony , Warner и Universal Music Group, (которая с 2012 года включает в себя EMI ), которые пытаются самостоятельно лицензировать музыкальные он-лайн сервисы, не доверяя ОКУП.

Отсутствие государственных границ в Интернете приводит к отсутствию границ юридических, а значит, к относительной невозможности установить ту или иную национальную юрисдикцию в сети. Иными словами, как только автор или иной правообладатель впервые размещает свое произведение в Интернете (что, согласно международным договорам, может быть приравнено к опубликованию), уже нельзя однозначно говорить о том, законодательство какой страны применяется к правоотношениям по его использованию, а в случае фонограммы, на каких территориях она вообще подлежит охране.  В «правовом поле» остается лишь сам факт использования произведения в сети Интернет, тогда как процессы передачи данных внутри Сети, по сути, происходят вне сферы действия каких бы то ни было национальных юрисдикций и национальными организациями управляться не могут.    В «цифровом» мире,  управление правами приобретает новое значение. Полностью изменились каналы дистрибуции произведений: охраняемые произведения в настоящее время преобразуются в цифровую форму, уплотняются, загружаются, копируются (то есть многократно воспроизводятся – главный кошмар правообладателей) и распространяются через сеть в любую точку мира. Растущие возможности этой сети позволяют осуществлять массовое хранение и доставку охраняемого материала в режиме он-лайн.  Но наряду с созданием широчайших возможностей, это также создает и многочисленные правовые проблемы для правообладателей, пользователей и организаций коллективного управления.                                                                                                                                                        14 июля 2012 года Европейская Комиссия утвердила проект Директивы по коллективному управлению авторскими и смежными правами, где отметила, существующие недостатки традиционных ОКУП, такие, как неэффективность управления, недостаточная прозрачность деятельности и, как следствие, пробелы в финансовом менеджменте некоторых организаций коллективного управления и т.д., и установила прозрачные правила функционирования всех типов организаций коллективного управления, обязательные к исполнению.  Это, по сути, первый межгосударственный документ,  обозначивший существующую с ОКУП  проблему и наметивший меры для ее разрешения. Несколько цитат из Директивы:                                                                                  «Помимо сложностей, с которыми сталкиваются зарубежные правообладатели при осуществлении их прав, и часто встречающегося недостаточного финансового управления собранными средствами, проблемы в функционировании обществ по сбору вознаграждений ведут к неэффективному использованию авторских и смежных прав на внутреннем рынке и причиняют убытки членам обществ по сбору вознаграждений, правообладателям и пользователям. Подобные сложности не возникают в деятельности независимых поставщиков услуг по управлению правами, которые выступают агентами правообладателей по управлению их правами на коммерческой основе и в которых правообладатели не имеют права членства».                                                                                                                                                                                         «Наконец, настоящая Директива не будет причинять ущерба возможностям правообладателей управлять своими правами индивидуально, в том числе при некоммерческом использовании».               « Государства-члены ЕС установят, что согласие правообладателей уполномочить общество по сбору вознаграждений на управление должно быть прямо выраженным, зафиксированным в письменной форме, и должно касаться конкретного права, категории прав или вида произведений и иных охраняемых объектов».

К вопросу о выгодоприобретателях существующей системы распределения вознаграждения, хотелось бы отметить, что ситуация в нынешнем музыкальном мире такова, что первоначальный автор и творец музыкального произведения, зачастую отличается от окончательного правообладателя, в пользу которого и собирается вознаграждение. Не является секретом, что крупный издательский бизнес  (т.н. музыкальные мейджоры, которые упоминались выше) аккумулирует права на музыкальные произведения, повышая свою рентабельность, в том числе, и при содействии ОКУП. 

В заключении хотелось бы добавить, что в прессе не удалось найти данных о сколь-нибудь существенной, постоянной и целенаправленной деятельности в области поддержки культуры и творчества со стороны системы ОКУП, несмотря на многомиллиардные ежегодные сборы и постоянные заявления о необходимости защиты и поощрения «творцов».